Интервью из архива питерского музыкального журнала «Драйв».

Группа DISTEMPER: «Нам наплевать на моду, тенденции и тренды – мы делаем, что хотим и этим живем!»

drive

Драйв: Известно, что «Distemper» – это ветеринарный термин. Почему вы так решили назвать группу: кто-то из музыкантов учился на ветеринара в свое время или, может быть, питаете сильную любовь к братьям нашим меньшим?

Дацент: Во-первых, ветеринарный термин не нуждается в переводе: «Distemper» звучит одинаково на всех языках. Во-вторых, многие так забавно коверкают наше имя, что это заставляет улыбаться, добавляет позитива в общение. В-третьих, этот недуг (чума плотоядных или попросту собачья чума) действительно, затрагивает братьев наших меньших – а они так похожи на людей! Да и как их можно не любить, когда постоянно встречаются люди, на порядок тупее моих собак! Именно у собак чума – один из основных недугов, отсюда и «собачья» тематика в оформлении альбомов и собачья маска у танцора на сцене. Кроме того, хомячки, хорьки и белки, лисы и зайцы – это к нам! Но не тупые мамонты и быки – такие персонажи идут мимо. К счастью, чума крупного рогатого скота называется по-другому. В-четвёртых, имя DISTEMPER сочетает в себе чумовой драйв и в то же время – боль утраты и грусть: всё-таки, это болезнь. Поэтому мы его и взяли: Distemper-style, который мы играем, построен на эмоциях. Мы доводим танцпол до одурения бешеными танцевальными хитами и сразу же окунаем его в тёмный мир личных переживаний. Каждое наше шоу — как контрастный душ для публики. Я могу ещё долго приводить аргументы. Самое интересное, что всё это выяснилось, спустя годы, тогда как с выбором названия дело обстояло намного проще. В далеком 1989 году Бай, гуру и основатель группы, открыл английский словарь и нашёл первое понравившееся слово, не беря в голову все эти коннотации и стилистические элементы. И, как видите, попал точно в цель. Возможно, наше имя повлияло и на эволюцию группы, и на смену стиля именно в таком порядке, как есть. По своему опыту скажу, что не у каждой группы название так удачно сочетается с музыкой, которую она делает. А ведь музыка – это язык международного общения, и международный термин «Distemper» соответствует, как нельзя лучше.

Драйв: Я так понимаю, для вас это особенно важно, ведь вы регулярно колесите с концертами по Европе и, к тому же, поете на русском.

Дацент: Я пробовал петь на английском ради эксперимента. У нас даже есть один англоязычный альбом. Но мы вовремя поняли, что в нашем случае только русский язык создаёт правильный «окрас» и ощущение целостности, индивидуальности. Мы делаем московский ска-панк, а он по своему колориту отличается от калифорнийского или берлинского. Если группа, с какого бы уголка планеты она ни была, поет на английском, то сразу вливается в общую волну и быстро теряется, а если же решается петь на своем родном диалекте – это круто! Найти что-то свое в музыке, которую исполняют тысячи групп, очень сложно. Но это – обязательное условие популярности. Первый шаг – использовать тот язык, на котором ты можешь полностью выразить свои мысли и эмоции, а это родной язык. Если все группы будут играть по одному шаблону, ничего хорошего из этого не выйдет. Но это не значит, что не нужно учить другие языки. Многие «познают» свой родной язык только после того, как начинают учить чужой.

Драйв: Но и группы из «общей массы» тоже можно понять: все-таки, нечасто бывает, когда на Западе принимают иноязычную команду…

Дацент: Так и есть, но нам повезло, и западная публика принимает DISTEMPER на ура. Мы постарались заинтересовать иностранную аудиторию русскоязычными текстами, и у нас это получилось. Мы использовали свой родной язык как элемент продвижения группы за рубежом. Это наша фишка! Несмотря на это, все наши пластинки и диски, которые переиздаются за границей, обязательно содержат подробные переводы всех текстов. Кто не хочет учить русский язык, просто читает перевод.

Драйв: Интересно все же, как вас понимают европейские фанаты – ведь там совсем другая жизнь?

Дацент: Мы пропагандируем порядочность, адекватные жизненные ценности, которые во всём мире одинаковы и понятны любому. Мы всё это говорим своими песнями. А другая жизнь скорее у политиков, военных функционеров, религиозных лидеров и прочих им подобных. Простые люди во всём мире одинаковы, а тем более, фанаты ска-панка. Обязательно нужно знать историю возникновения и корни музыки ска и панк-рока. Например, почаще читать раздел «Стиль» на нашем сайте https://distemper.ru/. Тогда вы поймёте, почему у фанатов ска-панка по всему миру гораздо больше общего, чем различного.

Драйв: Вам без разницы, где играть – в России или за рубежом? Вы же можете сравнить организацию концертов у нас и в Европе.

Дацент: Конечно, разница есть. Во многих областях «совок» так никуда и не делся. В 2000-м году мы думали, что-то изменится к лучшему, и люди начнут любить правильную музыку. Но не изменилось абсолютно ничего, а стало только хуже. В Европе, конечно, сама культура организации концертов на более высоком уровне – исторически сложилось так, что там она сформировалась намного раньше. У российских независимых промоутеров пока нет общей культуры, но ребята стараются. А деньги проще всего сделать на массах, поэтому на неформатную музыку никто особо не обращает внимания. Это обычное дело. А ещё, европейские панк-рок промоутеры думают не только о музыкантах и их комфорте, но и о принципах и идеалах стиля и, соответственно, о своей репутации. Никто из них не станет связываться с группой, идеи и песни которой противоречат идеалам всемирного панк-движения, даже если на ней можно срубить бабла. Наши местные промоутеры пока от этого далеки, ведь в России абсолютно всё завязано на деньгах. Чтобы устроить панк-концерт, нужно платить бешеную аренду за площадку. А, например, в Германии много молодёжных центров, которые существуют на деньги государства, и, чтобы устроить там панк-концерт, вообще не нужно платить за помещение. Кроме того, есть недорогие залы и клубы. Для молодых групп это особенно актуально. Вот этим и отличается Европа от России: там думают и о других тоже. Поэтому и «инвалидные» места на парковках никто не занимает, и велосипедные дорожки везде, и беруши раздают бесплатно на рок-концертах.

Драйв: Но ведь вы все равно не хотите уезжать отсюда…

Дацент: Нет, конечно. А кто же будет показывать людям, как надо играть? И потом, зачем нам уезжать, если мы здесь родились и живём? Если что-то не устраивает, в первую очередь, нужно попытаться это изменить, а не сбегать.

Драйв: В наши дни нечасто встретишь группу, которая выходит на сцену в одинаковых костюмах. Красно-черная расцветка вашей шотландки значит что-то?

Дацент: Именно такая расцветка имеет отношение к панк-року. А ска-панк, который мы играем – неотъемлемая часть панк-культуры. И для нас эта клетка больше, чем просто одежда – это символ.

Драйв: Неужели ты, как вокалист, не хочешь на сцене выделяться?

Дацент: Ну, меня и так трудно не заметить, даже если захотеть! А своей формой мы подчеркиваем, что DISTEMPER – это единое целое. Ведь шотландка – это еще и признак клановости. Мы – как клан, и у нас нет отдельно вокалиста или гитариста: мы — группа DISTEMPER, и именно это важно! Наши костюмы – что-то среднее между футбольной формой и пижамой пациента психушки. Этот симбиоз соответствуют нашему брутально-танцевальному стилю. На концертах нужно танцевать так, чтобы кишки выпадали – потеть, как в спортзале. Наша музыка порой очень нервная, и сделана она такой специально, чтобы будоражить людей, колоть их, заставлять их через кураж задуматься о жизни и даже поменять мировоззрение – практическая психология в действии.

Драйв: А по-моему, у вас на концертах по-настоящему весело. И как удается находить такие темы в нашей мрачной российской действительности – не иронично-веселые, а именно светлые, позитивные?

Дацент: А мы стараемся так жить. И в принципе, я в чем-то даже благодарен «совку» за то, что он никуда не делся. На фоне мрака и недовольства жизнью 90% населения хочет ощутить прилив сил. У кого всё хорошо по жизни, тому и объяснять ничего не нужно, он слушает DISTEMPER потому, что светлый и позитивный посыл соответствует его настроению. Но наша музыка ещё и для тех, у кого все плохо: таким персонажам нужно просто прийти на наш концерт и попытаться забыться хотя бы на время. Или же попробовать посмотреть на ситуацию по-другому, более позитивно. Об этом многие наши песни. Нужно начать с себя: посмотреть на свое ближнее окружение, что-то поменять, тогда и жизнь двинется к лучшему.

Драйв: Я знаю, что вы всегда были меломанами …

Дацент: Мы всегда слушали много металла. Я изначально был металлистом – сначала фанатом METALLICA. Так что, в панк я окунулся через металл. Когда я понял, что хэви-метал – на 100% коммерческая музыка, меня стал интересовать хардкор и панк.

Я начал разбираться, какая музыка сделана только ради денег, а какая – для души. И уже спустя много лет, мы пришли к ска через панк-культуру. Когда знаешь исторические корни обеих культур, гораздо проще понимать, зачем ты вышел на сцену и что ты хочешь людям сказать.

Драйв: То есть, вы переслушали весь огромный список ска — и панк-команд?!

Дацент: Нет, конечно! Это же миллион групп! Но лично мой список огромный. А новичкам необходимо знать хотя бы «монстров» всемирного ска и панк-движения. Интересно, что каждая страна привносит в направление что-то свое: в Англии, например, модно «добавлять» в ска-музыку элементы хип-хопа, в – Японии целая волна мелодичного мэйнстрим-ска-панка, доведенного до границ максимально допустимой попсовости. Турецкая ска-панк группа Athena в 2004 году заняла 4 место на Евровидении. Это целый мир, как и любая другая музыкальная субкультура, который стоит того, чтобы его изучать.

Драйв: Кстати о Японии: удалось уже съездить туда на гастроли?

Дацент: До Японии пока не добрались. Дима «Сид» рассказывал много интересного о гастролях ТАРАКАНОВ в Японии. В ноябре мы летим во Владивосток, а это уже почти Япония!

В плане концертного графика мы плывем по течению: пока нас не зовут, мы не едем – сами никогда не напрашиваемся. Все контакты есть на нашем официальном сайте, и если кто-то хочет нас услышать, он это сделает. Но сами мы никуда давно не лезем – этот момент уже в прошлом.

Драйв: В истории DISTEMPER нет-нет, да и проскользнут зловещие случаи, вроде украденной гитары или пожара на студии…Не приходят в голову мысли о дурных предзнаменованиях?

Дацент: Ну, жизнь состоит не только из позитива – в этом, собственно, и есть кайф. А такие негативные моменты дают толчок к изменениям. Я думаю, это только плюс. Мы не обламываемся от таких грустных историй: наоборот, это нам дает силы для нового творческого витка. И чем глобальнее и прискорбнее подобные моменты в жизни группы, тем ощутимее рывок вперед.

Драйв: Вам приходится много гастролировать – как, не достаете друг друга в туре на 40-50 концертов?

Дацент: Некогда доставать: концерт, тусовка, переезд, сон. А с утра просыпаешься – и ты уже в другом месте. По Европе мы передвигаемся на своем микроавтобусе: оборудование возить удобнее. В России же из-за огромных расстояний наиболее приемлемо передвижение на поездах и самолётах, а туда всю аппаратуру не загрузишь.

Драйв: А что из оборудования по Европе обычно таскаете?

Дацент: Абсолютно всё, включая барабаны и огромные концертные гитарные усилители.

Драйв: Такой страннический, дорожный ритм жизни – твой?

Дацент: Конечно. Кому это не нравится, не сможет выжить в таком ритме: ведь быть музыкантом – это не просто выходить на сцену, это еще и закулисная жизнь, дорога. Лично я всегда был туристом и фанатом путешествий: в свое время было много походов в Карелию и даже ещё севернее с палатками, байдарками.Теперь я всегда вожу с собой туристический рюкзак, типа «Ермака», который купил в Амстердаме. Он незаменим в подобных поездках, потому что для рок-группы гастроли – это тот же туристический поход.

Драйв: И что возите в таком рюкзаке, кроме необходимого? Сухое горючее, консервы?

Дацент: Ну, до консервов дело не доходит (смеется). Кормят и без того неплохо. Спасибо нашим организаторам!

Драйв: Чтобы музыканту быть принятым в Европе, нужно играть на очень высоком уровне… правда?

Дацент: Нужно всегда стремиться играть на пределе своих возможностей, а не только для того, чтобы поехать в Европу. Я хочу специально остановиться вот на каком моменте: в Европу может поехать любая группа – все, кому не лень: и профессионалы, и те, кто не умеет играть. Дороги открыты, и мир на самом деле очень маленький. Границы – это только черточки на карте, не более того. Задавшись целью, можно поехать, куда угодно. И некоторые российские группы уже не раз побывали в евротурах. Вопрос в другом – имеет ли это смысл? Нам повезло, и таких групп, как DISTEMPER, которые принимаются в Европе адекватно — единицы.

В Европе принимают правильные, позитивные группы, которые знают толк в панк-роке. Понимаешь, ведь панк-культура живет по понятиям, и если ты эти понятия не соблюдаешь, будешь лохом по жизни в любой стране. У нас, в России, многие группы, которые играют панк-музыку, не понимают основ и принципов своего стиля. Кто-то выходит на сцену из-за денег, кто-то – из-за девочек и пьяных тусовок. Причины у всех разные.

Драйв: А почему выходите на сцену вы?

Дацент: Теперь это просто наша жизнь, мы уже по-другому себя не представляем. А когда-то панк-рок меня просто взорвал, и я ничего не мог и не хотел делать кроме одного: играть панк-рок в группе на сцене. Но и сегодня панк-культура меня привлекает, в первую очередь, своими идеями и принципами. Это важно, и не стоит об этом забывать. Даже если панк-группа вырастает из андеграунда и становится популярной и коммерчески успешной, она не должна отрекаться от принципов панк-культуры, таких, как человеческая дружба, толерантность, дружба всех народов и национальностей, борьба с предрассудками. А у нас, в России, к сожалению, выгодно со сцены пропагандировать противоположное.

Драйв: Думаю, это специально насаждается и выгодно используется…

Дацент: Да, срабатывает эффект запретного плода: люди хотят получить быструю популярность – и неплохая группа уходит в негатив, только из-за того, что это модно, и толпа оголтелых тупиц будет ходить на концерты, причем в большинстве случаев не из-за музыки! В Европе это тоже есть, но сцена там чётко разделена, и хотя такие группы тоже имеют выход к зрителю, но на их концертах собирается совсем иная публика и в других местах. «Правильные» и «неправильные» группы никогда не играют на одной площадке даже в разные дни. А в России подчас всё смешано, особенно, на периферии и это, конечно, минус….

Драйв: В Европе есть такое понятие «неформат»? Играете ли вы в клане «неформатных» групп, как здесь? Видела, что на НАШЕСТВИИ этого года вы заявлены как раз на неформатной сцене.

Дацент: Там, где есть формат, есть и неформат. В прошлом году мы были хедлайнерами на «Позитивной» сцене НАШЕСТВИЯ и закрывали её продолжительным, полноценным сетом. И это несмотря на то, что наших песен давно нет в эфире НАШЕГО радио. В этом году организаторы вместо трех сцен сделали всего две по принципу: на одной играют те, кто звучит на НАШЕМ радио, а на другой – все остальные. Для тех, кто понимает, мы – «своя группа». А «формат» – это лишние условности, ведь каждый вкладывает в это слово что-то свое. Но поскольку фестиваль НАШЕСТВИЕ сам устанавливает свой формат, уменьшение количества сцен лично я считаю вполне разумным.

Драйв: Трудно быть «неформатным» – читай, независимым в нашей стране?

Дацент: Конечно, если ты занимаешься музыкой профессионально, от концертов и продаж дисков ты зависишь в первую очередь. И от этого никуда не денешься. И в этом смысле сохранять независимость сложно. Но для нас «независимая группа» – это немного другое: главное – быть честным к себе и играть то, что нравится. Нам наплевать на моду, тенденции и тренды – мы делаем, что хотим и этим живем. Мы хотим показать всем людям в нашей стране, что независимая группа – не значит лоховская, непрофессиональная и никому не нужная.

Драйв: У DISTEMPER есть забавная собака, которая «заводит» толпу. А настоящие собаки, в смысле, домашние животные, есть у тебя?

Дацент: Да, у меня, например, две собаки. У Бая тоже есть пёс, так что, мы стараемся и в жизни соответствовать названию группы.

Драйв: Все ли на вашем концерте проходит по плану или есть что-то, что делается всегда в последний момент?

Дацент: У нас нет плана вообще – мы даже не составляем плейлист до начала выступления: песни выбираем по мере происходящего, учитывая реакцию зала.

Драйв: Раскройте секрет: кто играет роль знаменитой собаки DISTEMPER?

Дацент: Артист, танцор – маска же очень тяжелая, и нужно иметь хорошую спортивную подготовку и акробатические навыки, чтобы прыгать в ней в зал… Его личность хранится в тайне:)

Драйв: Охотно играете «бисы»?

Дацент: Конечно, всегда. Но на бис играем песни по своему усмотрению и никогда – по заказу….

Драйв: В вашей песне есть строчки: «Раньше нужно было почаще рисковать». Вы сами часто рисковали?

Дацент: Постоянно. Потому добились того, что имеем. Не раз бросали в жизни все ради музыки. В юности это сделать достаточно легко, а вот если уже в зрелом возрасте приходится выбирать: работать где-то или жить без копейки денег в кармане, но при этом заниматься любимым делом – это не так-то просто. Работа со сложной аудиторией – это тоже риск! Когда преподносишь свои позитивные идеи публике, которая не готова это слушать, всегда есть опасность непонимания. И мы все равно стоим на своем, поскольку знаем, что нормальные люди поймут, честно музыканты делают свое дело или нет. И даже если мы играем для аудитории, которая нас априори ненавидит, после концерта они будут относиться к нам с уважением. Мы нередко «меняли» взгляды наших слушателей и получали благодарность от них же. Так что, риск – благородное дело.

Драйв: Вашу музыку очень любят скейтеры, бордеры и прочие экстремальщики….

Дацент: И байкеры тоже. Мы – желанные гости на разных байк-фестах. Также нас много лет поддерживал скейтерский магазин СКВОТ, у истоков которого стоял наш друг Паша Сорокин — один из самых старейших скейтеров Москвы. Знаем, что DISTEMPER и современным скейтерам по нраву…

Драйв: А вы сами на чем-то катаетесь? Есть время на увлечения?

Дацент: Все свободное время трачу на спорт: катаюсь на горном велосипеде, на лыжах, люблю бегать. Когда тебе уже под 40, приходится следить за фигурой гораздо серьезнее, чем в подростковом возрасте…

Драйв: Впечатления от летних фестов? Где побывали? Какой фест больше запомнился?

Дацент: Этим летом у нас был мега позитивный фестивальный тур 2012! И достопримечательностями полюбовались, и впечатлений набрались. Проехали по дорогам Европы более 10.000 километров, менее чем за три недели! И абсолютно не зря. Организаторы и промоутеры различных фестивалей уже давно заметили, что мы привозим с собой не только фирменную музыку, но и ни с чем не сравнимую, неповторимую атмосферу, реальный позитив и бешеный эмоциональный драйв. Что еще нужно для отличного летнего отдыха на природе в периметре какого-нибудь опен-эйра? Ну, если только бутылочку холодного пива и тёплую подружку, чтобы ночью не замерзнуть в палатке ;) . А с утра до вечера снова и снова бесконечный драйв! Было много интересного, но это требует отдельного рассказа. Скажу лишь, что самым запоминающимся и престижным был фестиваль Mighty Sounds в Чехии.

Драйв: Где увидим выступления DISTEMPER в ближайшее время?

Дацент: В начале осени группа с размахом отметила 23-летие в московском клубе PiPL и в питерском Центральном концертном зале АВРОРА. После двух главных городов России, мы продолжили дарить позитивные эмоции своим поклонникам по всей стране, чем сейчас и занимаемся. Не забывайте заглядывать в концертное расписание на нашем сайте: вполне вероятно, что скоро мы покажем своё «Чумовое Ска-Панк Шоу» совсем близко от твоего дома. Обширный осенний концертный маршрут DISTEMPER пролегает от Тольятти до Владивостока! Приходите на концерты DISTEMPER в любом месте России и Европы и получайте ни с чем не сравнимый культурный шок от мощного урагана позитивных эмоций!

Драйв: Спасибо за интервью, увидимся на концертах!

Ольга Сластикова

оригинал статьи